Прикрепленная запись. Коротко о главном...

К 25-летию группы "Белая Гвардия"!
Новый проект на "Planeta.ru"
Очень нужна ваша поддержка!


Пролистав свою музыкальную историю, мы с интересом обнаружили, что у группы есть «потерявшиеся странички» – песни, написанные когда-то, но исполненные всего раз или два, а потом почему-то забытые. А также есть песни из альбома «Тонкие миры», переиздание которых мы давно планируем. А еще есть новые песни, пока ни разу нигде не звучавшие. Всё это мы хотим объединить в один сборник, а также собрать полную коллекцию всех наших текстов в одну большую книгу, и выпустить к юбилею группы.

Конечно, это потребует немалых материальных затрат. Поэтому мы вновь обратились к идее народного финансирования. Однажды вы нас уже поддержали, и благодаря вам в апреле этого года у нас вышел альбом "Венеция" и книга-интервью "За два часа до начала лета".

И теперь мы снова верим в вашу помощь. На сегодняшний день собрано 98 процентов необходимой суммы! И если вы не только поучаствуете в нашем проекте сами, но и подключите к проекту своих друзей, уже к весне у нас и у вас будет новый альбом и новая книга - отличный подарок к 25-летию!

Спасибо!



НАШИ БЛИЖАЙШИЕ КОНЦЕРТЫ
-
24 марта, суббота
МОСКВА
Клуб "Гнездо глухаря"
С программой "Весенний блюз"!
Начало концерта в 15:00

-

"Боже, храни полярников…"

На следующий день я отправилась-таки в редакцию. Скажу честно, делать это мне совершенно не хотелось. В Ленинграде царило теплое безоблачное лето: с Финского залива дул приятный лёгкий ветерок, по Неве плавали кораблики, на пляжах загорали свободные граждане, а из дверей всех кофеен струился едва уловимый аромат свежемолотых зёрен.

Я подумала, что ничего страшного не случится, если я сначала выпью чашечку кофе. И повернула в кафе на Петроградскую. Там у меня был любимый столик у окна, за ним я и устроилась. Мне нравилось в этом кафе читать Сэлинджера. А попутно разглядывать улицу через вымытые окна витрины.

И вот я делаю очередной глоток кофе, переворачиваю страницу книги и поднимаю глаза. За соседним столиком замечаю необычного вида молодого человека – с рыжей бородой и длинными вьющимися волосами. Он рассеянно пьет свой кофе.

О, если бы я была художником, я бы нарисовала его портрет! Он был слишком красив! Даже как-то опасно красив. Как лев, только что покинувший клетку. От такого лучше держаться подальше. Совершенно непонятно, что у такого на уме. Я спохватилась – нельзя же так откровенно разглядывать человека – и снова уткнулась в книгу. Но читать уже не смогла. Стала посматривать на незнакомца боковым зрением, исподтишка. Очень необычный человек. Как будто смотрит сквозь какую-то пелену и ничего вокруг не видит. Пьет кофе и не ощущает вкуса. Не от мира сего.

Collapse )

Кофейное зёрнышко

Стояли белые ночи. Вечерний Ленинград совершенно сбивал меня с толку. Я никак не могла сориентироваться во времени. Мне казалось, что ещё рано, что я ещё успею забежать в редакцию. Наручных часов у меня не было, а когда я наткнулась на большие круглые часы на Невском, оказалось уже восемь, значит, в редакцию я опоздала. Но это ещё ничего. Возможно, я успею пересечься с Юлей в "Сайгоне", она же знает, что мне негде ночевать. Надеюсь, дождётся.

Но когда я добежала до "Сайгона", знакомый цыган (я его видела тут неделю назад, до своего отъезда в Москву) сочувственно пожал плечами и сообщил, что моя подруга тут была, но ушла час назад. Я сокрушалась: неужели она мне ничего не передавала?

- Ничего, - сказал цыган. – А что случилось? Почему ты так расстроена?

Я долго объясняла, что сегодня вернулась из Москвы, а мои однокурсницы куда-то переехали из той гостиницы, где я их оставила. И у консьержки никаких данных и никаких телефонов. Не может быть, чтобы они ей ничего не передавали. Должны были оставить новый адрес. Но самое печальное, что я больше никого пока не знаю в этом городе…

Collapse )

Демон





М. Врубель "Демон"


Мне всегда, начиная со школьных уроков литературы, больше нравился Лермонтов, чем Пушкин. Хотя Пушкин тоже нравился. Однажды, лёжа с аппендицитом в больнице, я от больничной тоски выучила наизусть всего "Евгения Онегина". Это при моей-то девичьей памяти. Правда, сейчас ничем этот факт подтвердить не могу, потому что помню только отдельные куски.

А читать прозу Пушкина вообще не любила. Читала, конечно, потому что задавали. Но больше с познавательными целями, чем для удовольствия.

Недавно, когда мы ехали с семьёй по Военно-Грузинской дороге, завороженные красотой возвышающихся гор и открывающихся видов на горные деревни, мне вспомнились описания этой местности у двух великих поэтов. На первой же стоянке с наличием интернета нашла и невольно сравнила "Кавказ" Пушкина и "Мцыри" Лермонтова. А потом еще и начало "Демона" глазами пробежала. Лермонтов оказался ближе - как будто это мои личные впечатления о Грузии, оформленные в стихотворную форму в 19 веке.

Помню, когда мы добрались на уроках литературы до прозы Лермонтова, тут у меня и вовсе перехватило дух. И с тех пор "Герой нашего времени" – моё любимое произведение в русской классике. Много раз перечитывала и всегда убеждалась, что время ничего не меняет.

Однажды, когда мы отдыхали в Керчи, мне в течение всего месяца не давала покоя мысль, что вон там – за морем (за Керченским проливом) стоит лермонтовская Тамань. До нее рукой подать, если найти подходящую переправу. И в конце концов мы нашли частный катерок за небольшую цену. И поплыли.

День выдался облачный, море было не совсем спокойным, по воде бежали белые барашки. Погода навевала соответствующее настроение: на душе было как-то тревожно. Как и в романе – в той части, где речь идёт об этой местности. Тревожились за дочь. Лизе было всего 4,5 года, мы стали думать, как нам успеть обернуться до сумерек.

Тамань встретила нас равнодушно. Берег был почти пустынным, ничем не привлекательным, грязным и некрасивым. Дома местных жителей тоже показались неказистыми, с облупившейся краской. По берегу бегали две собаки, с которыми мы поделились своими бутербродами, и в знак благодарности они сопровождали нас потом всю дорогу. Усталая женщина с бидоном без энтузиазма указала рукой в сторону музея Лермонтова.

Увиденное полностью соответствовало описанию в романе:

"Тамань — самый скверный городишко из всех приморских городов России... Я приехал на перекладной тележке поздно ночью... после долгого странствия по грязным переулкам, где по сторонам я видел одни только ветхие заборы, мы подъехали к небольшой хате на самом берегу моря...

Полный месяц светил на камышовую крышу и белые стены моего нового жилища; на дворе, обведенном оградой из булыжника, стояла избочась другая лачужка, менее и древнее первой. Берег обрывом спускался к морю почти у самых стен ее, и внизу с беспрерывным ропотом плескались темно-синие волны..."

Посмотрела сейчас фотографии этого музея: стены отштукатурены, на крыше – свежий камыш, дворик ухоженный, входная арка аккуратно выложена булыжником. И подумала, что у строительства Крымского моста есть свои положительные стороны. Теперь станица Тамань должна стать лицом края, значит, и о музее Лермонтова будут заботиться.

А тогда – в начале девяностых – музей выглядел совсем уныло и запущенно. Видимо, держался исключительно стараниями местных энтузиастов. И двор, и дом, и лачужка, казалось, вот-вот развалятся, продуваемые ветрами с Азовского моря. Экскурсовода мы вообще не нашли. Как выяснилось, он приходил туда всего два раза в неделю по собственному почину, и ему за это денег не платили. Дежурная бабушка открыла нам двери в дом, рассказала своими словами, что знала. На лачужку вообще рукой махнула, там лежали спутанные рыбацкие сети и ржавые лопаты.

Мы спросили, где же крутой берег, описанный в романе? Бабушка ответила, что его подмыло морем, и старый дом рухнул в воду, а это другой…

Всё, что нам понравилось в этом мрачноватом закутке, была лодка, похожая на ту, с которой Печорина пыталась сбросить в море его ундина.

Мы сели в лодку. Собаки улеглись рядом в песок. Собиралась гроза, над нами нависли серые тучи, воздух стал тяжелым и влажным. Ветер затих и над лодкой повисла липкая тишина.

Было чувство, что мы оказались внутри романа. И что сейчас откуда ни возьмись появится слепой мальчик лет четырнадцати, а за ним ундина… Мы вглядывались в сгустившийся туман над морем, пытаясь различить лодку с контрабандой, плывущую с другой стороны пролива…

Разве на свете что-то меняется? Будь то 19-й век или 21-й, всегда найдётся кто-то нечистый на руку, кто захочет взять чужое, соблазненный внутренним демоном алчности. Всегда найдется случайная жертва. Всегда будут существовать сомнительные места, вроде лермонтовской Тамани, где очень удобно проворачивать мелкие делишки. Подтверждением тому – нынешнее строительство Крымского моста, где деньги уплывают сквозь пальцы, и концы в воду…

И каждый вечер выходит на этот берег "дух в одеждах демона" – властитель этой местности, окидывает зорким взглядом свои владения: кого пальцем поманит, кому монетку подбросит, а кого водочкой угостит… А человек существо несовершенное: тот, что покрепче – развернётся и уедет в Геленджик, а кто послабее – примет сомнительное предложение…

Не понравилась нам Тамань. Но если бы мы туда не поплыли, то и песни "Демон" не было бы...

слушать песню "Демон

Играем "Демона" 28 января в клубе "Сан-Диего".

------------------------------

НАШИ АНОНСЫ














Первая песня

Сегодня юбилей Владимира Высоцкого

Первая песня, которую я сыграла на гитаре, была его "Банька по-белому". Вышло совершенно неожиданно. У меня за стенкой слева жил сосед, который с утра до ночи крутил эту песню на катушечном магнитофоне. Причем, на полную громкость. Поэтому за несколько дней я выучила ее наизусть. Гитара к тому времени у меня уже была. Самая обыкновенная шестиструнка за 23 рубля, производство – город Чернигов. Я знала три аккорда. Меня научили мальчишки из соседнего двора. Очень мне понравился текст этой песни, хотя я и не знала толком, что такое банька и как ее надо топить. На Украине баньки вообще редкость. Во всяком случае, в той местности, где я выросла. Но текст песни был настолько сильным, такая мощь от него исходила, что, даже не имея представления о культе личности Сталина и о "наследии мрачных времен", я не могла не отреагировать на строчки:" Ближе к сердцу кололи мы профили, чтоб он слышал, как рвутся сердца."

Но особенно мне нравилось, надрывая связки, горланить припев, пока родители были на работе: "Протопи ты мне баньку по-белому, я от белого свету отвык"… Соседям справа от этого хуже не будет, потому что магнитофон с голосом Владимира Семеновича временно перекрывал все остальные звуки на уровне нескольких этажей.

Collapse )

«Белая Гвардия» — сокращённо «БГ», имя, данное Богом...

"Для себя и внутри... Для людей и наружу... "

Интервью для газеты "Остров", печатного органа 45 Гимназии, Детско-Юношеской Организации "Остров Сокровищ"

Создатель и лидер группы «Белая гвардия» Зоя Ященко дает интервью о своём творчестве, музыкальном стиле и детстве корреспонденту Егору Скрипачёву

По интернету гуляет множество разных версий и все-таки, какой смысл вы вкладываете в название "Белая гвардия"?

Я могу только повторить то, что написано в Википедии на нашей страничке. Потому что это верная версия. «Белая гвардия» — это гвардия, которая служит Белой Богине (так называют Музу в древнегреческой мифологии).
Ключевое слово в названии — «белая». Белый цвет символизирует чистый лист, на котором можно изобразить то, что захочешь.
«Белая гвардия» — сокращённо «БГ», что значит «Бог», имя, данное Богом.

Когда, на ваш взгляд, произошел тот момент, когда безымянный коллектив Зои Ященко и Олега Заливако окончательно превратился в музыкальную группу "Белая Гвардия"?

В 1993 году на Грушинском фестивале мы стали лауреатами с одноименной песней "Белая гвардия". И там члены жюри задали вопрос, как же называется наш коллектив. А поскольку названия не было, я сказала первое, что пришло в голову. Думала, к вечеру мы придумаем что-нибудь более оригинальное. Но к вечеру нас уже знала вся поляна, а это 300 тысяч человек, и что-то менять было поздно. Вот мы и решили, что это название Богом данное.

Collapse )

"Сумасшедший вечер..."

А мы вот тут сидим в своих снегах и репетируем будущий концерт. Мы люди взрослые и очень ответственные. Вспоминаем песни, которые сто лет не играли. Потому что задумали ретро-концерт. А раз задумали – надо играть! Но никто даже не догадывается, как это трудно сейчас – в этих степенных снегах – с этим грузом опыта за плечами – с этим не лирическим настроением (в преддверии президентских выборов) – петь старые песенки о невозвратной юности!

Попутно приходят в голову разные воспоминания из тех далёких времен, "когда деревья были большими". А "большими" деревья были до самого окончания университета, потому что мне тогда казалось, что я пока еще маленькая и на всех смотрю как бы снизу вверх. И вообще вся моя жизнь – это пока что черновик. А раз я маленькая, то мне пока можно куражиться и допускать ошибки. Маленьким прощается.

Ошибки чередовались с куражом. Один "сумасшедший вечер" сменялся другим. Это было так замечательно! "Взрослости" не было и в помине, а "ответственность" сладко дремала на утренней подушке после вечернего куража.

Очень хотелось нравиться! Я красила губы, надевала мини юбку и ловила такси на Академической. Я же понимала, что Он долго ждать не будет. Развернется и уйдет. А еще понимала, что Он совсем не тот, кто мне нужен! Ну и что! Не пропадать же вечеру!

Collapse )

Амулет

Святки закончились, и все новогодние праздники подошли к концу буквально сегодня. В некоторых районах Полесья к Святкам относят ещё полтора дня после Крещения, то есть 20 и половину 21 января (Розданный день).

А хочется же продлить волшебство. Вот я и придумала песню "Амулет". Слушаешь её или напеваешь тихонечко, и как будто продолжается связь с чудесами через волшебный предмет – через амулет.

Мой амулет заряжен любовью. А любовь – самая сильная сила на земле. Поэтому песня "работает". Сначала повышает настроение. Потом одаривает любовью. А еще привлекает нужных людей)))

Collapse )